avatar

О том, что случается спустя долгое время молчания.

Проснулся к полудню. Открыв глаза, долго изучал причудливый узор флизелинового панно на потолке — кажется, репродукция Тициана; во всяком случае, стиль и манера показались мне довольно похожей на мастера Возрождения. Приподнявшись с кровати — закурив последнюю оставшуюся у меня сигарету — я смотрю на Неё, тихо сопящую в кровати. За окном уже третьи сутки идёт снег, и, кажется мне, ещё чуть-чуть, и я не увижу своды собора святого Августина.

Бесшумно, будто вор, я прокрадываюсь в ванну — трёхдневная щетина делает из меня толь сирийского беженца, толь Нико Белича; в любом случае, на добросовестного европейца я похожу мало, оттого прохожие на улицах шарахаются, едва завидев мою персону на горизонте. Со времён службы утренний туалет превратился в своеобразный ритуал, которому я посвящаю достаточно большое количество времени утром — оно и не мудрено, ведь за спиной нет очереди к рукомойнику из девяти сонных юньцов.

Покуда я занят гигиеной, Она просыпается. Пять или семь минут приходит в себя, вернувшись из царства Морфея, и — неглиже — идёт на кухню заварить кофе. Я — так уж повелось, по утрам не завтракаю, однако, в сегодняшней ситуации, решил для себя, что день начнётся с куриного бульона в кафе неподалёку.

Покуда я, бреясь, был занят мучительным выбором между лососевым стейком и карпаччо из телятины, Она — чудесным образом — где-то раздобыла пачку сигарет. Тихо-тихо приоткрыв дверь в уборную, протянула её мне.

— Губи здоровье, monsieur. Я пока поставлю пластинку Дэвида. Он — Дэвид — вчера умер, кстати.
— Это печально, — отвечаю я, — но что поделать? А теперь дай мне, наконец, привести себя в порядок.

Рассмеявшись, Она закрывает дверь, и, напевая что-то из Боуи, убегает обратно в спальню. Слишком быстро, чересчур быстро, фантастически быстро Она перестала быть частью мира бесконечных повышений тарифов жилищно-коммунального хозяйства, роста цен, безработицы и ощущения безысходности от сложившейся ситуации. Я так, к моему великому сожалению, никогда не смогу. Да и у Боуи — к слову сказать — мне нравится всего пара-тройка песен что по нынешним временам кажется кощунственным. Тем временем, играет «the man who sold the world», который, опять же, в исполнении Курта мне нравится больше.

Я умываюсь. Холодная вода отгоняет сонливость, и я некоторое время смотрю на своё отражение в зеркале. Mon Henrietta говорила, что у меня необычайно грустные глаза, не смотря на юное лицо. Ах, как же давно это было. Кажется, прошла уже не одна жизнь.

— Давай закажем пиццу! — говорит Она — Ты просто обязан попробовать здешнюю пиццу! Я, только приехав сюда, была просто в восторге!
— Давай, — легко соглашаюсь я, мысленно порадовавшись тому, что уже не нужно покидать тёплую квартиру — только давай не твою традиционно вегетарианскую.
— Баш на баш?
— В смысле?
— Давай сигарету, и можешь заказывать свою «маргариту».
— Хоть я и не большой поклонник итальянских королев, но тут твоя взяла. Губи здоровье, mon cher. Только, будь добра, закажи сама — я плохо разбираюсь в местных доставщиках.

Прошлым вечером мы пили вино, гуляя по набережной Бранли. С собой у меня был сплиттер — мы слушали Скота Мэтьюза и Билла Кэллэхана с моего телефона, лишь изредка перекидываясь парой-тройкой ничего не значащих фраз. Ближе к рассвету поймали такси, где долго смеялись над водителем-алжирцем, кажется, из-за его чудовищного и — одновременно — смешного акцента. Дома она включила Хэгерти, и долго кривлялась перед зеркалом в чёрных брифах и моём пиджаке на голое тело, изображая толи Ильзу Лунд, толи Терри Маккей, покуда я открывал на кухне бутылку Pinot Grigio.

Мы уснули с рассветом — хмельные и счастливые — обнявши друг друга и укрывшись простынёй.

— Какие планы на вечер? — спрашивает Она, покуда я что-то рассматриваю в ноутбуке — Может сходим в театр? Мне помнится, тебе нравилось ходить на всякие постановки.
— Даже больше, — сказал я, не отрывая глаз от экрана — я когда-то сам играл пару ролей в театре. Больше эпизодических, правда.
— Даже так? И как давно это было, господин Шумский? — с легкой иронией в голосе, спросила она.
— Лет десять тому. Или что-то около — сейчас уж и не упомнить.
— Я много о тебе не знаю, оказывается.

Мы молчим. Я чувствую на себе взгляд её иссиня-чёрных глаз, но продолжаю разбирать электронную почту в компьютере.
— Расскажи мне о себе, пожалуйста. — просит она, едва сделав первую затяжку. — Давно ты ничего не пишешь?
— Уже год, — отвечаю я — с тех пор, как вернулся обратно.

Помню, mon Henrietta верила, что у меня хватит сил и упорства написать роман. Как жаль, что верила в это только она. Ведь у меня тогда так и не хватило сил, времени и упорства. Кажется, это было уже десять жизней назад.

Роман должен был называться «Девять дней у горы Фудзи» — в те времена я грезил Японией, и мечтал когда-нибудь там оказаться. Однако, время и обстоятельства решили по-своему, и наполовину написанный роман отправился в печь, согласно заветам Николая Васильевича. Апосля, судьба сложилась так, что мне посчастливилось заняться эпистолярным жанром; причём на достаточно долгий промежуток времени.
15 комментариев
avatar
Вообще нужно всегда ценить и беречь свое творчество. Я всегда думал, что буду ухохатываться над своими старыми графоманскими опытами и практически все удалял. Недавно перечитывал старое, и, о чудо, мне понравилось, даже было интересно насколько изменился взгляд.
avatar
Исти, чем тебе «тутбаевцы» не угодили? Может ещё ссылку ресурс реальный скинуть?
Ты в своих грёзах скоро проснешься комсомольцем 30-годов…
avatar
Господин хороший, оставьте мне хотя бы мое право жить и умереть аполитичным идиотом. Сравниться с вашей навязчивостью по просветлению моего (да и прочих) зомбированного разума может только голодный котяра.
avatar
Достопочтенный Властелин двух колец фрайблогера и фрайбабая, скажите, какого толкиена вы послали на планету Луна этого гаццкого малтшика Гарика Потера? Он там сыграл злую шутку, дважды заминусёрив последнего из могикан синявокай индейца Зверобоя за жалобу на старое самоходное ружжо марки Урал-72. А как по вашему он должен будет остановить пиндосовское чудище Леопарад-2?
Боевой голодный кот
avatar
Держи минус. Обещанные посты не пишешь, а в комментах срёшься :)
avatar
Дык он первый ни за что и ни с того ни с сего! С намеком на то, что кроме одной темы ни в чём не разбираюсь… А я ему ещё посты плюсовал и комменты. Вот уж воистину, сделай людям добро, а они в ответ… Откуда такая неблагодарность?
avatar
На самом деле все, конечно, не так, впрочем не важно…

Так, Господин хороший, докажите, что я не прав, ткните носом, как нашкодившего котенка. Дело-то плевое — написать что-то достойное на неполитическую тему. Утрите нос всем злопыхателям, чтобы все прочитали и выдохнули: «Могёт! Еще как могёт!»
avatar
Сорри, от тире зарябило в глазах и не дочитала… Хотя начало многообещающее
avatar
был занят мучительным выбором между лососевым стейком и карпаччо из телятины
Мармезанчик?
avatar
Ма шери, нет?
avatar
Дааааа, это точно не Североморск))
avatar
тссс… он опять начал писать…
не спугни )
avatar
молчу — молчу
Муза — она такая, дааа)
avatar
Как же по-другому воспринимается автобиографичечкий текст, когда знаешь человека лично. ))) Понравилось.
avatar
хорошо, спасибо.
зря Вы сожгли… я вот тоже сожгла один дневник, теперь бы многое отдала за возможность его почитать.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.