avatar

Витебские историйки: историйка 11.

Ни за что не поверите, первый перевод на русский язык «Mein Kampf» Адольфа Гитлера совершил человек*, корнями тесно связанный с Витебском. Правда, с корнями получилось как-то не очень. Но об этом подробнее.

Родился он сам в Санкт-Петербурге. Однако его семья происходила из витебских дворян. Дедушка по-прежнему держал имение Якубовщина в Витебской губернии. Наиболее острая потребность вспомнить о своих корнях его постигла, пожалуй, в тот час, когда недавнишний выпускник Казанской Первой гимназии захотел поступать в Питере на юриста. Но что значит в Питере на юриста? Это ни что иное, как С.-Петербургский Императорский университет. При поступлении стандартный комплект документов. Да-да, и в ту пору (чуть больше 100 лет назад) требовались и фотокарточки, и даже свидетельство о приписке к призывному участку. Но среди прочего требовалось и свидетельство о принадлежности к дворянскому сословию. Юноша, ни минуты не колеблясь, в прошении указывает, что такое свидетельство у него есть. А через пару недель пишет объяснительную, что есть пока свидетельство на отца, а на его самого придет чуть попозже из Витебска. Комиссию объяснительная удовлетворила, а о недостающем документе потом и позабыли.

Но ему самому хотелось эту бумажку получить. Мало ли в будущем может потребоваться повторно. Не дождавшись ее еще с первого запроса, он решает сам смотаться в губернский город. Сперва, конечно, к дедушке в Якубовщину за документами на отца, а потом в Витебск за этой бумажкой. Хорошо, что побывал у дедушки, поскольку через 1,5 года дедушка откажется от внука по той причине, что тот венчается с русской. Суровых нравов был дедушка, что тут сказать.

Радостное ожидание от возможности обладания этой чудесной бумагой в Витебске сменилось на разочарование. Подтвердить дворянство не получилось по обидной причине: в документах на отца значился Михаил-Евстафий, а наш молодой человек в метриках на рождение был Михайловичем. Попробуй теперь докажи, что Михаил-Евстафий и есть его отец. Раздосадованный юноша уехал ни с чем.

И мы даже не знаем теперь, сыграла ли эта неприятная история какую-нибудь психологическую диверсию в его жизни еще раз. В истории он стал известен не утратой дворянского происхождения, а тем, что, повзрослев, этот юноша нашел себя в правой (доходящей до русского фашизма) публицистике, а в эмиграции он вообще стал популярен в изданиях правого толка.

*Михаил Михайлович Спасовский (псевдоним в журналах «М. Гротт»).
Отныне буду указывать и источники информации: 1, 2, 3.
2 комментария
avatar
только не «венчался НА русской», а «венчался С русской»…
avatar
О, спасибо! аз бываю неграмотен. исправляю.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.