avatar

Витебские историйки: историйка 12.

Слово «лауреат» давно утратило свои этимологические корни в современном словоупотреблении. Сегодня лауреатом называют лицо, получившее какую-то награду или премию. А когда-то в древние времена лицу заслуженному вручали в качестве награды лавр, собственно и давший название этому слову. Но, по правде говоря, лауреатами долгое время называли придворных поэтов.

Хороша работенка. Слагать стихи о придворных событиях, восхваляющих княжеские (царские) достижения. И за то кормиться в царском доме. Несколько лиц родом из Витебщины оказались лауреатами именно в этом давнем смысле слова. Про одного лауреата даже известно, что он не желал довольствоваться буквальными лаврами. Однажды, не получив жалования, он без стеснения подаст челобитную царю, где укажет, что надобно и бы заплатить, не зря же старался. И это был греко-католический-православный-монах-базилианин (ну вот такие сумбурные религиозные поиски были в те времена) Симеон Полоцкий.

Но сказ не об этом знатном муже. Симеону Полоцкому посвящено и так достаточно медийных и каменных памятников у нас. А вот его соколлеге — уроженцу Витебска (а может окрестностей Витебска) уделено внимания гораздо меньше. Хотя это и понятно, если первый был лауреатом на службе у московского царя, то второй — у польского князя.

Нет, не подумайте, что должностные обязанности лауреата ограничивались стихоплетением. Разумеется, дел у них было гораздо больше. Мой герой помимо прямых лауреатских обязанностей был и секретарем князя, и учителем его детей. А с детьми получилась вообще забавная история. По последним историческим исследованиям, оба сына князя Адама Чарторыйского были не его детьми, а вообще детьми от разных отцов. Что не помешало Адаму души в них не чаять и позаботиться об их блестящем образовании. И на дому мальчишки учили все: начиная от скрупулезного освоения истории Польши, математики, физики, политэкономии и заканчивая латынью и литературой. Два последних предмета и довелось преподавать нашему земляку. И надо сказать, что вместе со своими коллегами-педагогами он привил детям большую тягу к литературе и искусству. Старший из ребят в свое время доставит в Польшу одну из работ рук Леонардо да Винчи, ставшую в Польше единственным произведением кисти флорентийца.

Все бы ничего. Наш герой действительно много испишет бумаги в своих сентименталистских озарениях, а не только в славословиях рода княжеского. В Польше хранится изданный семитомник его произведений. Но он не сможет пережить раздела Речи Посполитой и лишится рассудка. И еще с десяток лет проживет в таком не очень добром здравии, находясь под присмотром своего тезки, священника и поэта Францишки Заблоцкого.

А еще примерно через сто лет нашему герою посвятит свои стихи еще один уроженец Витебска — Тадеуш Лада-Заблоцки, который истоки умопомрачения поэта спишет на чувства поэта к дочери магната, не нашедшие у нее взаимности. Трудно сказать, каковы истоки этой версии.

А еще по прошествии примерно ста лет я вкратце напомню своему читателю, что родился однажды в Витебске (или его окрестностях) Францишек Дионизы Князьнин, вошедший в историю как один из первых собирателей фольклора на своей родине, а вместе с тем и польский поэт-лауреат.

Источники: 1, 2, 3.
5 комментариев
avatar
Самой интересный факт и не упомянули.
Князьнин был такой патриот-романтик, что после второго раздела Польши от потрясения сошел с ума.

Правильные источники нужно смотреть ))
avatar
Я же именно этот факт и привел в историйке) при этом этот факт я вперые прочитал в британнике)
avatar
Извините, пробежал глазами по диагонали ))
avatar
я и удивился, когда прочитал у Лады-Заблоцкого иную версию умопомрачительства. То, что безответные чувства у Князьнина к княжне были, подтверждают иные известные мне источники, но вот свидетельств причастности этих чувств к лишению рассудка больше нигде не нашел.
avatar
Эпоха сентиментализма. Специально культивировали экзальтацию.
Например «Эффект Вертера»

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.