avatar

"Я умру в сорок восьмом году… Седьмого марта"

По мотивам «Искупления» Прошкина.

Аллюзии неожиданные. Хотя они и не могли быть ожидаемыми.

Прошкин был сильно близок к тексту Фридриха Горенштейна, но конец решил переделать. Пожертвовав Иовом, он ввел Прощеное воскресенье. Как искупительный метод и завершающий шаг перед очередным обновлением. У Горенштейна христианство прикрытое, сокровенное, аввакумово, наконец: с аввакумовским «доколе?» и определением предела числа жертв, могущих удовлетворить или превысить чашу терпения Господню. Хотя сам же Горенштейн раскрывает христианский смысл в саморецензии на свое «Искупление»: «Зло вне нас преодолевается только законом, но зло внутри нас врачуется любовью, и дело в том, способна ли откликнуться на эту любовь душа». А Прошкин идет дальше и позволяет себе вольность, возможно апеллируя и к этой саморецензии. Вводя сцену с Прощеным воскресением, с 3 рожденными в одном доме младенцами, он дает шанс каждому из нас на самоискупление, на личное врачество. Даже несмотря на погасший в этот вечер свет, этот шанс на свет непременно есть.
0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.